история / эзотерика / приключения / здоровье

Тензин Палмо

Тензин Палмо англичанка ставшая буддисткой монахиней

Тензин Палмо Джецунма. Мне было 20, когда я оказалась в Индии и стала жить в монастыре. Я работала у миссис Беди секретарем и преподавала английский язык для тулку. В мой 21-й день рождения я встретила своего ламу, досточтимого Кхамтрула Ринпоче.


 

С первого же взгляда я поняла, что он будет моим учителем. Через месяц я уже стала монахиней. Позже его монашеская община и ученики-миряне уехали из Далхузи. Я отправилась с ним, чтобы исполнять обязанности секретаря и преподавать английский молодым монахам.

 

Тензин Палмо Джецунма удивительная жизнь

 

Я находилась в общине шесть лет и при этом была отрезана от ее жизни, поскольку не могла вместе с монахами участвовать в ритуалах, мистериях или обучаться в монастырском колледже. Когда община переехала туда, где находится теперь, в Таши Джонг, Ринпоче сказал мне:

 

«Пришло время приступить к практике».

 

Он отправил меня в Лахул — долину в Гималаях между Манали и Ладакхом, расположенную на высоте примерно 11-12 тысяч футов. Проживающие там буддисты являются последователями линии Друкпа Кагью, к которой принадлежим и мы. В их небольших монастырях монахи и монахини, как правило, действуют сообща.

 

Друкпа Кагью

Друкпа Кагью  — одно из главных подразделений школы тибетского буддизма Кагью. В настоящее время базируется в Бутане.

 

После нескольких лет, когда я была предоставлена самой себе, по-настоящему приятно оказаться в обстановке всеобщего взаимодействия. Внизу находился главный храм, а от него вверх по склону располагались наши жилища.

 

Атмосфера там была по-настоящему благодатной. Мне было очень хорошо с ними, и я прожила в том монастыре около пяти лет. Каждый год я должна была возвращаться в Таши Джонг, чтобы навестить своего ламу.

 

Зимой я уходила в ретрит. Однако более никто из монастыря не поступал таким же образом, и в зимний период миряне поднимались к монахам и устраивали для них праздники.

 

Лахул и Спити (англ. Lahaul and Spiti) — округ в индийском штате Химачал-Прадеш. Возник в результате объединения двух округов — Лахул и Спити. Административный центр округа — Килонг в Лахуле. До объединения округов, столицей Лахула был город Карданг, а столицей Спити — Дханкар. Большинство жителей Лахула являются последователями смеси индуизма и тибетского буддизма школы карма-кагью, в то время как бхотия, населяющие Спити, исповедуют тибетский буддизм школы гэлуг. Одной из основных достопримечательностей региона являются тибетские монастыри.

Лахул и Спити — округ в индийском штате Химачал-Прадеш. Большинство жителей Лахула являются последователями смеси индуизма и тибетского буддизма школы карма-кагью, в то время как бхотия, населяющие Спити, исповедуют тибетский буддизм школы гэлуг. Одной из основных достопримечательностей региона являются тибетские монастыри.

 

Для себя я твердо решила, что приехала в Лахул не для того, чтобы участвовать в общественной жизни. Я должна была найти такое место, где смогла бы оставаться наедине с собой.

 

Тибетцы называют Лахул Гарша Кхандо Линг, или Царство дакинь. Это и в самом деле священное место их обитания, и я очень сильно ощущала их присутствие, поэтому в молитве я искренне обратилась к ним с просьбой:

 

«Если я твердо обещаю выполнять практику, поможете ли вы найти мне подходящее место для ретрита?». Я была уверена, что все сложится само собой.

 

На следующее утро я отправилась к одной из монахинь и сообщила ей, что решила построить небольшое жилище над монастырем. Она спросила: «Как ты собираешься это сделать?

 

Тензин Палмо в пещере

 

Чтобы построить дом, нужны деньги, а у тебя их нет. Почему бы тебе не поселиться в пещере?».

 

Я сказала: «Да, это так, но мы уже обсуждали этот вопрос, и в Лахуле совсем мало пещер. Рядом с ними, как правило, нет воды.

 

А там, где она есть, поблизости находятся люди». На что она ответила мне:

 

«Да, так и есть, но вчера ночью я вдруг вспомнила о пещере на верху горного склона, которую однажды видела одна пожилая монахиня. Вода там совсем рядом, а также растут деревья». Я обрадовалась: «Отлично, идем туда!».

 

По прошествии примерно недели наша небольшая группа поднялась к этому месту, расположенному где-то в полутора часах ходьбы от монастыря. Здесь гора образовывала уступ. Жители деревни внесли свою лепту в изменение ландшафта, углубили и расширили пещеру, сделали поверхность более ровной. Летом они жили здесь и держали скот.

 

Снаружи ее защищала выложенная из неотесанных камней стена. Так что там были камни. Я попросила у людей разрешения на пребывание в этом месте. Они были совершенно не против, но предупредили, что зимой я умру здесь от холода.

 

Тензин Палмо в Индии

 

В монастыре задуманное мною встретило массу возражений. Люди говорили об опасности, слишком большой высоте и удаленности от монастыря. Но я до последнего стояла на своем, и, наконец, добилась желаемого.

 

Два или три дня у нас ушло на то, чтобы возвести надежную стену, а плотники смастерили небольшое оконце. Монахини обмазали рамы с обеих сторон глиной, чтобы надежнее защитить меня от непогоды, и я перебралась туда. На целых двенадцать лет.

 

Это место было для меня идеальным, поскольку, во-первых, оно было достаточно изолированным, а во-вторых, жители Лахула — люди очень честного нрава и глубоко чтут Дхарму.

 

Тензин Палмо английская монахиня

 

Они считали весьма благоприятным тот факт, что высоко в горах кто-то пребывает в медитации. Они никогда не пытались мне чем-то досадить, за все время ни разу ничего не украли и не чинили никаких препятствий. К тому же восемь месяцев в году Лахул отрезан от мира снегами, и попасть в долину невозможно.

 

В это время там царит особая атмосфера, нет никаких контактов с внешним миром за исключением тех моментов, когда раз в месяц вертолет доставляет почту. Выпадавший снег также исключал возможность хоть какого-то сообщения между тем местом, где я жила, и остальной частью Лахула.

 

Тензин Палмо

 

В течение полугода я совсем не видела людей. Это дает ощущение бесконечности, расширяет границы сознания, и делает ум более открытым. Поскольку вокруг нет никого, это не похоже на пребывание в ретрите, что проходит в более обитаемом месте, где ты вынужден все время находиться внутри помещения.

 

Никто к тебе не доберется сквозь такие снега. Я могла сидеть снаружи, смотреть на горы и небо. Такое созерцание приносит уму гораздо больше пользы, нежели постоянное пребывание в замкнутом пространстве. Вот почему я осталась там.

 

— За эти двенадцать лет не возникало желание выйти в мир?

 

На самом деле я находилась не в строгом ретрите. Для пребывания в полном уединении в моем распоряжении была вся зима до прихода весны. Затем летом я обычно отправлялась повидать своего ламу.

 

Джецунма Тензин Палмо выросла в Лондоне

 

Только последние три года я выполняла строгий ретрит. Так или иначе, летом всегда много дел, нужно готовиться к очень долгой зиме, которая длится целых восемь месяцев.

 

— Вы как-то упомянули, что выполняли практику одного йидама. Она была единственной на протяжении всех двенадцати лет или были и какие-то другие?

 

Были и другие. Я много раз совершала пуджу «Митрукпа» Акшобьи, которая является особой практикой линии Кагью, на протяжении шести месяцев выполняла очистительную практику Ньюнгне, соблюдая строгий пост. Помимо этого была практика трех мантр, а также различные другие методы, но главной оставалась именно практика того божества.

 

– Ваше продвижение по духовному пути было процессом естественным? То есть, завершая одну практику, вы уже знали, что вам следует выполнять дальше?

 

Сначала это происходило таким образом: я выполняла какую-то практику, а затем отправлялась к ламе и докладывала: «Я честно все выполнила». На первых порах, когда сложно сделать сознательный выбор, обычно возникает вопрос: «А что же теперь?».

 

Джецунма Тензин Палмо выросла в Англии

 

Однако ближе к концу ретрита я уже рассуждала иначе: «Итак, я закончила делать то-то, и теперь хотела бы выполнять вот это», ¬поскольку это следовало как само собой разумеющееся. Но, как я уже говорила, при этом я продолжала выполнять свою основную практику одного йидама.

 

Хотя, наверное, я просто осваивала тот ее уровень, который вы бы назвали более продвинутым и глубоким. А вначале мой подход к ней был куда более упрощенным.

 

— Вы сами к этому пришли, или это вам посоветовал учитель?

 

Ни то, ни другое: просто однажды мы вместе с другом отправились на аудиенцию к Сакья Тризину Ринпоче, главе школы Сакья. Я находилась там не более пяти минут, когда он произнес:

 

Джецунма Тензин Палмо монахиня

 

«Между прочим, твоим йидамом является такое-то божество, а завтра как раз 25-е, и я дам тебе посвящение и необходимые наставления». Я даже не представляла, о ком именно шла речь, но сказала: «Да, конечно».

 

Впоследствии многие ламы, включая самого Кармапу, а также и мои собственные учителя, проявили полное единодушие относительно того, какого практики йидама мне следует выполнять.

— Вы сочли уединенный образ жизни единственно приемлемым для вас, но не возникало ли порой желание вернуться к людям?

 

Нет. Никогда. Я искренне говорю, что в Лахуле, в моей пещере, я пребывала в абсолютной уверенности, что во всем мире не найдется для меня места и занятия лучше, чем те, что были у меня на тот момент.

 

И даже во время трехлетнего, строгого ретрита, когда пару раз мне было как-то тревожно, единственное, чего мне не хватало, — это хорошей книги для поддержания духа. У меня не возникало потребности встречаться или общаться с кем-либо, делать что-то вместе.

 

Интервью с Тензин Палмо

 

Мне просто было необходимо немного укрепить свою практику. Подобный ретрит – это действительно потрясающий опыт.

 

— Как вы оцениваете для себя то время, что провели в ретрите? Довольны ли вы достигнутыми результатами?

 

Думаю, что самым важным для меня было ощущение полной самостоятельности. Когда тебе не на кого, кроме себя самого, положиться, то что бы ни случилось, ты должен с этим справиться в одиночку. Ничто не отвлекает твой ум, с которым ты по-настоящему остаешься наедине. Прежде всего, это дает колоссальное представление о том, как работает разум, и как его контролировать.

 

Теперь я вполне могу оценить степень своей внутренней самодостаточности. Я способна не поддаваться эмоциям и чувствам. Что бы ни происходило, я сохраняю положительный настрой ума. Я обрела ту внутреннюю свободу, которой не было в начале практики.

 

И хотя каких-то крутых переломов, возможно, и не произошло, я все же пришла к той душевной гармонии и ясности, которые прежде мне были неведомы.

 

— С позиций последователя Махаяны, какую пользу другим живым существам могло принести столь длительное затворничество?

 

Знаете, когда я завершила выполнение ретрита, я решила отправиться к Далай-ламе. Я лично встречалась с Его Святейшеством лишь по прошествии нескольких первых месяцев после своего прибытия в Индию 25 лет назад, а потом у меня уже не было такой возможности.

 

Jetsunma Tenzin Palm

 

В основном я хотела поговорить насчет открытия женского монастыря, но помимо этого еще задать вопрос о возникшем противоречии между моим желанием оставаться отшельником и размышлениями о том, что после всего я, вероятно, должна сделать что-то более существенное, чтобы помочь живым существам.

 

Он сказал: «Разумеется, проект с открытием женского монастыря очень важен и, безусловно, вы должны оказывать ему поддержку, но не надо считать его делом всей своей жизни.

 

Уделите ему один-два года, а затем очень важно снова вернуться в затворничество, потому что это именно так вы сумеете помочь другим людям». И все мои учителя сказали мне то же самое.

 

Tenzin Palm Тензин Палмо

 

Что в этой жизни я могу принести реальную пользу, просто практикуя в уединении. Я твердо убеждена, что лишь добившись поистине высоких, устойчивых реализаций, я могла бы позволить себе спокойно пребывать в вечности — пусть даже тогда польза будет исходить уже не от меня.

 

А пока, в этой жизни, очень важно стремиться достичь максимальных результатов в практике, — ведь кто знает, какими будут твои последующие перерождения.

 

— Как вы думаете, есть ли какое-то незримое благословение в том, что кто-то медитирует рядом с вами?

 

Вне всяких сомнений. Возможно, это звучит несколько самонадеянно, но люди снова и снова говорят мне или сообщают в письмах, что в самые сложные моменты жизни они вспоминали обо мне, сидящей там, в пещере, и эти мысли придавали им силы и вселяли надежду.

 

 

— Не закрадывается ли порой сомнение, что эти двенадцать лет лучше было бы потратить на что-то другое?

 

 

Нет, все происходившее тогда — это лучшее, что было в моей жизни. Оглядываясь назад, я чувствую невероятно глубокую благодарность за возможность не прерывать свою практику. Это все, чего я только могла желать.

 

 

— Что привело к завершению ретрита? Вы говорили об обретении чувства самодостаточности, и, возможно, вы поняли, что готовы к встрече с любыми жизненными обстоятельствами, или, может быть, почувствовали необходимость общения с людьми?

 

 

На протяжении нескольких лет у меня было ощущение, что мое пребывание в Индии подходит к концу, и я хотела выполнить трехлетний ретрит до того, как это произойдет. Я чувствовала, что моя кармическая связь с этой страной вскоре себя исчерпает.

 

Но, полагаю, что кроме того я считала необходимым вновь вернуться на Запад после двадцатичетырехлетнего отсутствия. Тем не менее, я хорошо помню, как стояла на пороге своей пещеры и, глядя на расстилавшуюся внизу долину, размышляла:

 

«Ну хорошо, если бы весь мир был тебе открыт, куда бы ты пожелала отправиться?».

 

И мне никуда не хотелось ехать. В один из дней я получила письмо от четы американцев, с которой познакомилась в Индии.

 

Они писали: «Мы нашли его, это идеальное место. Приезжай в Ассизи».

 

И я подумала: «Да, именно туда я и направлюсь».

 

В этом городе жил всенародно почитаемый святой — Франциск Ассизский.

 

После Индии такой выбор казался мне вполне логичным. Я уехала в Ассизи и как только там оказалась, сразу же возникло знакомое чувство, что теперь я дома. Это особенное и благодатное место.

 

Там довольно много людей, которые занимаются разнообразными видами восточных духовных практик.

И это дает тебе мощную поддержку.

 

Тензин Палмо видео

 

Предыдущая запись

Следующая запись

Добавить комментарий

Почта не будет опубликована / Обязательны к заполнению *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.