история, мистика, приключения

Опыты по заморозке

Kроме антропологических исследований «Аненербе» занималось и бесчеловечными «медицинскими опытами».В этой области специализировался доктор Зигмунд Рашер. Он изучал экстремальные состояния человеческого организма. В частности, он проводил опыты по влиянию больших высот на организм, для чего помещал испытуемых в декомпрессионную камеру. Из агрегата выкачивался воздух так, что моделировались условия отсутствия кислорода и низкое давление, характерные для больших высот. После этого доктор Рашер приступал к наблюдениям:

Безчеловечные опыты Зигмунда Рашера

Безчеловечные опыты Зигмунда Рашера

«Третий опыт проводился в условиях отсутствия кислорода, соответствующих высоте 8820 метров. Испытуемым был еврей 37 лет в хорошем физическом состоянии. Дыхание продолжалось в течение 30 минут. Через четыре минуты после начала испытуемый стал покрываться потом и крутить головой.

Пять минут спустя появились спазмы; между шестой и десятой минутами увеличилась частота дыхания, испытуемый стал терять сознание. С одиннадцатой по тридцатую минуту дыхание замедлилось до трех вдохов в минуту и полностью прекратилось к концу срока испытания… Спустя полчаса после прекращения дыхания началось вскрытие».

Австрийский заключенный Антон Пахолег, который работал в отделе доктора Рашера, описал «эксперименты» менее научным языком: «Я лично видел через смотровое окно барокамеры, как заключенные переносили вакуум, пока не происходил разрыв легких. Они сходили с ума, рвали на себе волосы, пытаясь уменьшить давление.

Они расцарапывали себе голову и лицо ногтями и пытались искалечить себя в приступе безумия, бились головой о стены и кричали, стремясь ослабить давление на барабанные перепонки.

Такие опыты завершались, как правило, смертью испытуемых».

Около 200 заключенных были подвергнуты этим опытам, прежде чем
Рашер завершил их. Из этого числа, как стало известно после войны, около 80 погибли на месте, остальные были ликвидированы позднее.

Закончилась эта программа «исследований» в мае 1942 года, когда фельдмаршал
Эрхард Мильх из Люфтваффе передал Гиммлеру благодарность Геринга за «новаторские эксперименты» доктора Рашера.

На следующем этапе исследований
Рашер приступил к опытам по замораживанию.

rasher_001Эти новые эксперименты преследовали две главные цели. Первая — какой холод и сколько времени способен выдержать человек, прежде чем умрет; вторая — какой способ обогрева является лучшим для живого человека, после того как он подвергнется воздействию экстремально низких температур.

Для замораживания людей использовались два способа: либо человека помещали в резервуар с ледяной водой, либо оставляли обнаженным на снегу ночью в зимнее время.

Рашер посылал многочисленные доклады
Гиммлеру о своих «экспериментах по замораживанию и отогреву». Нижеприведенные два примера дадут полное представление о них.

Одним из самых первых оказался доклад, представленный 10 сентября 1942 года: «Испытуемых погружали в воду в полном летном снаряжении… с капюшоном.

Спасательные жилеты удерживали их на поверхности.

Эксперименты проводились при температуре воды от 2,5 до 12 градусов Цельсия.
В первой серии испытаний задняя часть щек и основание черепа находились под водой. Во второй — погружались задняя часть шеи и мозжечок.
С помощью электрического термометра была измерена температура в желудке и прямой кишке, составлявшая соответственно 27,5 градуса по Цельсию и 27,6 градуса по Цельсию. Смерть наступала лишь в том случае, если продолговатый мозг и мозжечок были погружены в воду.

При вскрытии после смерти в указанных условиях было установлено, что большая масса крови, до полулитра, скапливалась в черепной полости. В сердце регулярно обнаруживалось максимальное расширение правого желудочка. Испытуемые при подобных опытах неизбежно погибали, несмотря на все усилия по спасению, если температура тела падала до 28 градусов по Цельсию.

rasher_002Данные вскрытия со всей ясностью доказывают важность обогрева головы и необходимость защищать шею, что должно быть учтено при разработке губчатого защитною комбинезона, которая ведется в настоящее время».

Таблица, которую Рашер приложил к своему отчету, составлена на основе шести «фатальных случаев» и отражает температуру воды, температуру тела при извлечении из воды, температуру тела в момент смерти, продолжительность пребывания в воде и время, прошедшее до наступления смерти.
Самый крепкий человек оказался способен пробыть в ледяной воде в течение 100 минут, самый слабый — в течение 53. Вальтер Нефф, лагерный узник, служивший санитаром при докторе
Рашер, впоследствии дал показания, в которых непрофессионально описал один из опытов по переохлаждению человека в ледяной воде:

rasher_006«Это был самый худший из всех экспериментов, которые когда-либо проводились. Из тюремного барака привели двух русских офицеров. Рашер приказал раздеть их и сунуть в чан с ледяной водой.
Хотя обычно испытуемые теряли сознание уже через шестьдесят минут, однако оба русских находились в полном сознании и по прошествии двух с половиной часов.
Все просьбы к Рашеру усыпить их были тщетны.

Примерно к концу третьего часа один из русских сказал другому:

«Товарищ, скажи офицеру, чтобы пристрелил нас».

Другой ответил, что он не ждет пощады

«от этой фашистской собаки».

Оба пожали друг другу руки со словами

«Прощай, товарищ»…

Эти слова были переведены Рашеру молодым поляком, хотя и в несколько иной форме.
Рашер вышел в свой кабинет.
Молодой поляк хотел было тут же усыпить хлороформом двух мучеников, но Рашер вскоре вернулся и, выхватив пистолет, пригрозил нам… Опыт продолжался не менее пяти часов, прежде чем наступила смерть».

Oднако немецких моряков и летчиков, ради пользы которых проводились эти эксперименты, необходимо было спасти после того, как они делали вынужденную посадку в ледяных водах Северного Ледовитого океана или приземлялись на скованных морозом просторах Заполярной Норвегии, Финляндии или России.

rasher_007И доктор Рашер приступил в Дахау к «экспериментам по отогреву».

Он желал знать, каков наилучший метод отогрева замерзшего человека и каковы соответственно возможности по спасению его жизни.

Гиммлер проявлял к этим экспериментам самый живой интерес и дважды предлагал Рашеру разобраться с
«животным потенциалом душевного тепла».
Направление опытов изменилось.
Замораживаемых стали отогревать теплом обнаженных женских тел. Рашер писал позднее в отчете, что «душевное тепло» менее эффективно, чем горячая ванна, за исключением тех случаев, когда имел место сексуальный контакт.
По показаниям свидетелей, в целом на 300 заключенных было проведено около 400 экспериментов по «замораживанию».

В ходе опытов умерло от 80 до 90 человек. Остальных, за немногим исключением, уничтожили позднее.

Между прочим, самого доктора Рашера в числе дававших свидетельские показания на процессе не было. В мае 1944 года он и его жена были арестованы СС.

Однако подвергли их аресту вовсе не за преступные эксперименты по умерщвлению людей, а по обвинению в том, что «он и его жена прибегли к обману в истории с происхождением их детей».

Oказывается, в свое время Рашер привлек внимание Гиммлера потому, что одной из навязчивых идей рейхсфюрера было выведение все более полноценных поколений нордической расы.

И вот в кругах СС распространился слух о том, что фрау Рашер после сорока восьми лет родила троих детей, отличающихся более совершенными качествами с точки зрения расовой теории.

В действительности же семейство Рашер попросту похищало детей из сиротских домов через соответствующие промежутки времени. Подобного вероломства Гиммлер, преклонявшийся перед немецкими матерями, не мог снести. Он искренне верил, что фрау Рашер действительно начала заводить детей в возрасте сорока восьми лет.

И рассвирепел, узнав правду. Посему доктора Рашера посадили в бункер для политзаключенных в столь хорошо знакомом ему концлагере Дахау, а его жену отправили в Равенсбрюк, откуда доктору поставляли женщин для опытов по «отогреву». Ни один из лагеря живым не вышел. Полагают, что Гиммлер в одном из своих последних распоряжений приказал их ликвидировать, ибо они могли оказаться слишком неудобными свидетелями…

«Медицинские» эксперименты нацистов заставляют содрогнуться в ужасе и повидавших виды людей.

Например, доктор Йозеф Менгеле из концентрационного лагеря Освенцим задался целью выявить способы увеличения германской нации. В этом аспекте его чрезвычайно интересовали близнецы. Однажды он руководил операцией, во время которой были сшиты вместе два цыганских мальчика, чтобы создать сиамских близнецов.

Руки детей оказались сильно заражены в местах резекции кровеносных сосудов, и мальчики погибли.
В женском концлагере Равенсбрюк под руководством доктора Герты Оберхейзер сотням польских девушек (их называли «подопытными кроликами» или «зайцами») умышленно наносили раны и доводили до гангрены, на других же проводили эксперименты по пересадке костей. Чтобы не оставалось никаких следов чудовищных операций, тела жертв тщательно сжигались.

В Дахау и Бухенвальде отбирали цыган и проверяли на них, сколько и каким образом может прожить человек, если будет пить только морскую воду.

Во многих лагерях широко проводились опыты по стерилизации мужчин и женщин, поскольку, как писал Гиммлеру эсэсовский терапевт доктор Адольф Покорны, «врага необходимо не только победить, но и искоренить». В тех случаях, когда его не нужно убивать, — а потребность в рабочей силе к концу войны ставила под вопрос целесообразность уничтожения людей — его следует «лишить возможности воспроизводить себя».

Как сообщал Гиммлеру доктор Покорны, ему удалось найти подходящие средства для этой цели — растение Caladium seguinum, которое, по его словам, обеспечивало длительную стерильность.

«Сама по себе мысль о том, — писал доктор фюреру СС, — что три миллиона большевиков, находящихся сейчас в немецком плену, могут быть стерилизованы и в то же время будут пригодны для работы, открывает далеко идущие перспективы».

Эти перспективы выразились в законе о стерилизации, позволявшей государству решать, стерилизовать или не стерилизовать индивида по расовым соображениям, а затем и осуществлять принятое решение.

Возможно, самым ужасным примером этого закона в действии была стерилизация
«рейнских бастардов» — расово смешанных детей немецких женщин и франко-африканских солдат, родившихся во время короткой французской оккупации Рейнской области в начале 1920-х годов.

Самые интересные статьи:

Предыдущая запись

Следующая запись

Добавить комментарий

Почта не будет опубликована / Обязательны к заполнению *

Яндекс.Метрика