история, мистика, приключения

Наркотики рейха. Третий рейх возглавляли наркоманы.

Наркотики рейха. Третий рейх возглавляли наркоманы.

Наркотики рейха. Зависимая Германия: Гитлер посадил страну на иглу поражения?

Наркотики рейха – яд и смерть современности. Именно в 21 веке, привычно думать, наркомания приобрела особый «пик популярности». Любители классической литературы в ответ вспомнят известный каждому «Морфий» Булгакова.

Но там всё ограничивалось медициной. И мысль о целых «зависимых» странах на первый взгляд покажется фантастикой.

А вот и нет. Немецкий журналист Норман Охлер в своей книге «В полном угаре» твёрдо заявляет, вся Германия в военные годы сидела на наркотиках. Люди трудятся, занимаются общественными работами, государственные служащие развивают правительственный строй, жизнь идет своим чередом. Как получилось, что при этом наркотик продается в свободной форме и его используют по прямому назначению?

 Наркотики рейха..

«Домохозяйки, военнослужащие, дети – все общество нацисткой Германии работало на первитине, известном сегодня как метамфетамин…»,

— утверждает в своей книге Охлер.

Таким способом строилась великая держава. И в первую очередь с помощью завоёванных земель. Солдаты употребляли чудо-таблетку для бодрости. На самом деле наркотик заметно снижал тягу к еде и сну, повышал выносливость. Особенно широкое применение первитин получил на Восточном фронте, где шли наиболее упорные бои.

Криминалист Вольф Кемпер, автор книги «Нацисты на спиде», описал типичный случай его использования.

«В январе 1942 года в 30-градусные морозы немецкая часть численностью примерно 500 солдат и офицеров попала в окружение.

Когда солдаты начали падать в снег и говорить, что хотят умереть,

Наркотики рейха. Третий рейх наркоманы.

— писал в донесении военврач части,

— я решил дать им первитин. Через полчаса почти всем стало намного лучше. Они встали и заявили, что готовы идти в бой».

Солдаты выполняли приказ – «Любой ценой, только вперёд».

Как известно, рыба гниёт с головы. Верхушка Третьего Рейха и сама подавала пример допинговой выносливости. Адольфу Гитлеру, согласно записям его личного врача, ежедневно вкалывали различные вещества», — отмечает LCI.

«Ему было достаточно одного шприца»,

— пишет Охлер.

Однако, по свидетельству врачей, количество их увеличилось, а содержание менялось. К 1944 году Гитлер пристрастился к эукодалу. Возможно именно отсюда у фюрера было столько стремления все разрушить всё на своем пути и сосредоточить диктаторство над миром.

Была у Третьего рейха в те годы еще одна, не менее страшная, сторона медали. Чтобы усилить армию и выносливость солдат, разрабатывались новые препараты наркотического характера. В основе тестируемого вещества под кодовым названием D-IX лежал кокаин.

Наркотики рейха. Третий рейх. Первитин

 

Пробные дозы испытывали на узниках концлагерей, вешали на спину 25-килограммовые рюкзаки и заставляли проходить без отдыха по 110 километров.

И пока немцы «ловили кайф», наши солдаты плохо ели, мало спали, но Родину не отдавали. Русского человека таблеткой не одолеть — доказывает отрывок из воспоминаний ветерана великой отечественной войны Николая Барякина.

«…На подступах к Полтаве мы с боями заняли деревню Карповку. Окопались, установили минометы, произвели пристрелку «веером» и в предвечерней тишине сели ужинать прямо на командном пункте.

Вдруг со стороны немецких позиций послышался шум, и наблюдатели сообщили, что к деревне движется толпа народа. Уже стемнело и из мрака донесся мужской голос:

— Братцы, за нами немцы, стреляйте, не жалейте!

Наркотики рейха. Третий рейх возглавляли наркоманы.

 

И расстреляли. Почти всех. Утром от оставшихся в живых русских граждан мы узнали, что немцы, собрав жителей близлежащих хуторов, заставили их толпой двинуться на деревню, а сами шли вслед за ними, рассчитывая, что так они смогут захватить Карповку. Но они просчитались…»

Просчитались и с первитином.

Русского человека ни ружьём, ни супер-солдатом не сломить.

Запретили препарат после разгрома фашисткой Германии.

Стоит отметить, что книгу Нормана Охлера «В полном угаре» уже критиковали французские историки. Но делали это крайне осторожно. А вот германские коллеги, напротив, рукопись оценили. Сам Охлер отмечает, что не пытался самостоятельно что-либо привнести в историю Германии, а всего лишь «более подробно осветить некоторые ее грани».

Предыдущая запись

Следующая запись

Добавить комментарий

Почта не будет опубликована / Обязательны к заполнению *

Яндекс.Метрика